В нашей базе магии слов: 194 словаря. 2 207 871 слов

Айя Де Ла Торре (Нaya De La Тorre) Виктор Рауль (1895-1979)

56

перуанский мыслитель, социолог, по-литик. Обосновал особый путь латиноамериканцев в мировой истории и их новаторскую функцию в совре-менной цивилизации. Фактически речь шла о разработ-ке новой концепции философии истории модернистско-го типа. Считал, что европейские философские систе-мы, в том числе и марксизм, созданы в развитых стра-нах и предназначены для решения их собственных про-блем (применимы только внутри породивших их социо-культурных контекстов). Ту теоретическую работу, ко-торую проделала Европа, должна самостоятельно про-делать для своей пространственно-временной ситуации и Латинская Америка, в том числе и Перу. Примеча-тельно, что если в целом в латиноамериканской мысли интеллектуальные проекты возникали применительно к конкретной стране и лишь затем расширялись до мас-штабов континента, то А. де ла Т. изначально формули- ровал свой проект как общеамериканский, а затем по-степенно вынужден был сузить его до масштабов одной страны - Перу. В целом А. де ла Т. концептуально за-вершил свою теоретико-методологическую разработку к середине 1930-х и в дальнейшем все больше уходил в область политической практики, сделав политику своей основной профессией и внося изменения в свой философско-социологический проект в основном под напо-ром "вновь открывшихся политических обстоятельств". В качестве истока своей концепции А. де ла Т. указывал на творчество Гонсалеса Прадо, но у последнего он воспринял лишь общую установку на необходимость критической рефлексии перуанской и латиноамерикан-ской ситуации. В качестве же концепций, оказавших не-посредственное влияние на его творчество, выступают разработки Г.Риккерта, А.Шопенгауэра, Ницше, Марк-са, А.Эйнштейна, О.Шпенглера, геополитиков 19 - на-чала 20 в., Х.Ортеги-и-Гассета, М.Унамуно (причем к идеям Маркса и Шпенглера, а также к "геополитикам" А. де ла Т. относился крайне критически, видел в них воплощение европоцентризма, подлежащего "преодо-лению"). Наиболее же существенно повлиял на него А.Тойнби, концепцию которого он и пытался развить, социологизировать и актуализировать на проблематике Латинской Америки. Сам А. де ла Т. является основоположником такого заметного направления в социально-политической мысли Латинской Америки как апризм (который он в значительной мере и персонифицировал до 1970-х). А. де ла Т. происходил из аристократической семьи. В 1913 поступает на гуманитарный факультет Университета Трухильо, где попадает в интеллектуаль-ный студенческий кружок во главе с будущим филосо-фом А.Оррего (в кружок входил и будущий поэт С.Вальехо).С 1917 - в массонской ложе. Увлекался анар-хизмом. С 1917 - в профсоюзном студенческом движе-нии, в этом же году знакомится с Гонсалесом Прадой. С 1919 - лидер Движения за университетскую реформу (автономию университетов), председатель Федерации студентов Перу, в 1920 участвует в создании народных университетов. В эти же годы знакомится с Мариатегой, с которым его будет связывать дружба, сотрудни-чество и соперничество вплоть до окончательного раз-рыва в 1928. В 1922-1923 ректор Народного универ-ситета им. Гонсалеса Прадо. В 1923 основал журнал "Кларидад". В мае 1923 арестован и выслан, а его на-чинания продолжил Мариатеги. В 1924 в Мексике со-здает Американский народный революционный альянс (АПРА - отсюда апризм) как общеконтинентальное движение (на основе лозунгов антиимпериализма, антиолигархизма и индеанизма). Вступил в Компартию Мексики, участвовал в 1924 в работе V конгресса Ко-минтерна и III конгресса Профинтерна. Дискутировал с Л.Троцким. В 1930 вернулся в Перу, конституировал на основе АПРА Перуанскую апристскую партию (ПАП), выставил свою кандидатуру на президентских выборах. В 1932 арестован, в 1933 освобожден. В 1932, 1939, 1948 ПАП принимала участие в мятежах, уходила в подполье, запрещалась. В 1945-1948 был министром без портфеля. В 1949 А. де ла Т. был вынужден искать спасения в посольстве Колумбии в Лиме, в котором прожил пять лет. Испытав духовный кризис, пересмот-рел свою концепцию "функциональной демократии" и отказался от насилия как средства достижения полити-ческих и социальных целей. В 1956 ПАП была легали-зована. В 1962-1963 вновь выставляет свою кандида-туру на президентских выборах. 21.09.1969 выступил с речью в поддержку академика Сахарова. В 1976-1979 как председатель Учредительной ассамблеи участвовал в выработке новой конституции Перу. Эпитафия на мо-гиле А. де ла Т. гласит: "После моей смерти - побе-да!". В 1985 (через шесть лет после смерти А. де ла Т.) ПАП впервые пришла к власти. Основные философ-ские, социологические и программные работы А. де ла Т. собраны в его книге "Апризм и философия" (1961). Философию А. де ла Т. понимал как социальную фило-софию, призванную обеспечить, в первую очередь, дей-ственность проводимой политики. Тем самым она конституируется как философия политики, основная зада-ча которой для него - формулировка и обоснование идеи апризма как иного (чем классические европей-ские) типа политической идеологии, приемлемой для латиноамериканского региона и, прежде всего, Перу (типологически близкая апризму версия иной регио-нальной идеологии была выработана в Аргентине усилиями Х.Б.Хусто - хустиализм, переформулиро-ванный затем в политическую практику перронизма; в Китае ее аналогом можно считать идеологию Го-миндана - самого А. де ла Т. называли "перуанским" Сун Ят Сеном). Ее конечная задача - разработать ком-плекс мер, позволивших бы вписать Перу (Латинскую Америку) в контекст мирового развития. Необходи-мость особой идеологии диктуется, согласно А. де ла Т., цивилизационной спецификой Латинской Америки, развивающейся по отличной от Европы модели. Если принять тезис об империализме как высшей и заверша-ющей стадии развития капитализма (индустриализма), то он подлежит переформулировке для Перу и других слаборазвитых стран. Здесь он выступает низшей и ис-ходной формой развития и сочетает в себе элементы варварства, феодализма и индустриализма. Более того, он парадоксальным образом требует проведения после-довательного "антиимпериализма", олицетворяемого США, как пытающегося навязать другим свою эффек-тивную, но неадекватную иным условиям модель раз- вития, предполагающую, к тому же, нивелировку наци-ональных ценностей и разрыв с собственной культур-ной традицией. Состояние "неразвитости" предполага-ет особую роль государства в организации всех облас-тей жизни нации, так как в этом состоянии экономиче-ские, политические, социальные и культурные факторы тесно взаимосвязаны друг с другом и способны взаим-но блокировать любые новации в одной из подсистем общества. Дополнительные ограничения задает недоформированность наций как самодостаточных социаль-но-культурных организмов [особенно в условиях Перу, где резко выражен раскол населения по расово-этно-культурному признаку на три группы - креолов, мети-сов, индейцев, а территории - на три относительно за-мкнутых географическо-экономических региона - Косту (побережье), Сьерру (нагорье), Монтанью (Амазо-нию)]. В этих условиях, согласно А. де ла Т., единствен-но приемлемой стратегией, способной обеспечить ста-бильное развитие и искоренить олигархизм как явление социально-политической и экономической жизни, явля-ется госкапитализм с институтами "функциональной демократии", призванными обеспечить проведение по-литики индустриализации (самостоятельной модерни-зации), повышения культурно-образовательного уровня населения, и нацеленными, в конечном итоге, на созда-ние подлинного правового государства (отсутствующе-го как предусловие модернизации в Перу). В этой связи А. де ла Т. много размышляет о таком постоянном фе-номене перуанской (латиноамериканской) жизни, как насилие, его допустимости для реализации "функцио-нальных целей". Однако к середине 1950-х он приходит к необходимости отказа от этого тезиса, объявляя наси-лие "могильщиком истории", и окончательно оформля-ет апристскую доктрину как национал-реформистскую, признающую ценности демократии и правового госу-дарства как таковые. Суть же апризма определяется как "социальная систематизация кооперативизма на основе социальной демократии". Тем самым в фокусе апристской идеологии оказывается ориентация на запуск про-цессов самоорганизации общества снизу и создание аналогов структурам гражданского общества европей-ского образца. Однако путь построения этих структур видится для А. де ла Т. принципиально отличным от ев-ропейского. В центре его внимания оказывается тради-ционная община индейцев-кечуа айлью, которая, со-гласно А. де ла Т., будучи подвергнута модернизации на основе принципов кооперативного социализма, может и должна явиться базовой структурой процессов само-организации общества. Познакомившись с жизнью ин-дейцев во время службы в Куско, А. де ла Т. на всю жизнь остался сторонником индеанизма, видел в ин-дейцах основу для формирования новой перуанской нации. Более того, он пытался доказать определяющую роль автохтонного населения в формировании и специ-фике латиноамериканской цивилизации в целом, перу-анской культуры в частности. Саму Латинскую Амери-ку он обозначал при этом как Индоамерику, а идеал ее будущего обосновывал из прошлого - времен инкского государства Туантинсуйо. Акцентирование ценнос-тей прошлого и идеалов будущего приводило у А. де ла Т. к неизбежной "дискредитации" настоящего как мало-значащего и преходящего, как того, что с необходимос-тью должно быть преодолено в целенаправленном дей-ствовании. Тем самым его философия изначально ак-центировала аспект динамики, а не статики в общест-венной жизни ("универсальное и вечное есть разви-тие"), но при этом саму динамику трактовала как "веч-ное возвращение" собственного прошлого при очеред-ном повороте исторического времени (развитие прин-ципиально не может быть понято как прогресс). "По-стоянно возвращаемое", а следовательно, и определяю-щее неизбываемую латиноамериканскую специфич-ность и задается через идеологему Индоамерики, кото-рая к тому же и есть "постоянное возвращение" доевропейского прошлого. Поэтому "западное" (европейское, североамериканское) может быть привлекательным, но всегда обречено оставаться "чужим", национальное же, будучи непривлекательным в настоящем, как "свое" всегда будет задавать цивилизационно-историческую ритмику социальной динамике. Основным же реализу-емым в действии дискурсом является для А. де ла Т. дискурс освобождения [в пределе - от настоящего, ха-рактеризуемого через категории зависимости и времен-ного несовпадения (диссонирования) глобальным цивилизационным процессам, "невписанностью" в них]. Последние категории имеют для А. де ла Т. также эко-логическое и космическое наполнения, фиксируемые через понятия пространства и времени (точнее - про-странства-времени как некоего характерологического единства, задающего параметры социокультурной жиз-ни и истории). В этой перспективе вся всеобщая исто-рия распадается у него на динамики относительно изо-лированных "исторических пространств-времен". "Ис-торические пространства-времена" не могут выйти за пределы собственных космическо-экологических ра-мок, и в этом отношении "зависимость" непреодолима (они "обречены" быть уникальными), но возможно и необходимо преодоление внешних зависимостей, что есть основание для самоопределения (освобождения) и "синхронизации себя с ритмами иных "исторических пространств-времен" ("попадания в современность"). Тем самым философия А. де ла Т. базируется на двух концептуальных основаниях, утверждающих "неотде-лимость эволюционного движения каждого народа или социальной группы от своего гравитационного поля или сцены истории", с одной стороны, и зависимость исторических процессов от точки зрения наблюдателя (перспективы), устанавливающего синхронность-асинхронность, - с другой. "Исторические реальности не формируют цели из единственной и великой цели", что предполагает, в конечном итоге, индивидуальность, от-личность, неповторимость содержания "исторических пространств-времен" ("универсальное движение имеет различные скорости и различные направления"). По-следние А. де ла Т. переинтерпретирует-локализирует через введение категории "народ-континент", посредст-вом которой он и дифференцирует социокультурный мир на составляющие (Западная Европа, Северная Америка, Россия, Индоамерика и т.д.), соотносящиеся в своей исторической динамике друг с другом. Отсюда один из основных тезисов философии истории А. де ла Т., легший в основу его "действенной" политики, об от-носительности социального развития. "Пройденные" расстояния и "затраченное" на их прохождение время различно в разных системах отсчета (которые, к тому же, разнонаправленно "движутся" друг относительно друга). Более того, то, что представляется "пространственно"-соотнесенным и "одновременно"-синхронным внутри одной исторической целостности, вовсе может не быть таковым для "внешних наблюдателей" из дру-гих "исторических пространств-времен" (для других "народов-континентов"). "...История мира, обозревае-мая с индоамериканского пространства-времени, не бу-дет никогда такой, какой ее видит философ с европей-ского исторического пространства-времени". Отсюда логически вытекает и следующее утверждение А. де ла Т.: "Законы и принципы, применимые для одного исто-рического пространства-времени, не соответствуют другому". Следовательно, то, что традиционно понима-ется под универсальностью и всеобщностью, есть не более чем попытка гипертрофирования европейского взгляда за его собственные пределы. Принятие послед-него и есть попадание в ситуацию "внешней зависимос-ти". Необходима своя перспектива видения - своя точ-ка зрения, что предполагает и наличие своей собствен-ной истины. Тем самым позиция А. де ла Т. может быть классифицирована как антиевропоцентристская, что не мешает ему (в силу требования соотносимости пози-ций) говорить, вслед за Ортегой-и-Гассетом, о стремле-нии к гармонии возможных точек зрения (перспектив). Конкретная конфигурация этой гармонии задается "на-родом-континентом", обладающим наибольшим потен-циалом и готовностью к действованию - "народом-светом" (в качестве такового в перспективе А. де ла Т. видит латиноамериканцев), и "реализующими соци-альными группами", т.е. теми группами, которые обладают "психологической способностью для реализации своей истории" (такую способность и призван консти-туировать как идеологию апризм). Таким образом, А. де ла Т. принципиально замыкает философско-социологические анализы на практику политического действия, теоретически обосновывая и свой собственный соци-ально-политический активизм. В.Л. Абушенко


Значения в других словарях
Автор

парадигмальная фигура отнесения ре-зультатов той или иной (прежде всего творческой) дея-тельности с определенным (индивидуальным или кол-лективным) субъектом как агентом этой деятельности (греч. autos - сам); характерна для культурных тради- ций определенного типа, а именно: с выраженной до-минантой ориентации на инновации (лат. augere - рас-ти, приумножаться). Максимальное свое проявление обретае ...

Агости (Аgosti) Эктор Пабло (1911-1984)

аргентинский философ-модернист марксистской (по сути - неомарксистской) ориентации, публицист, об-щественный деятель. Активно занимался проблемами языка. Ученик Понсе. В марксистской ориентации бли-же всего к концепции Грамши, в последние годы жизни высказал ряд идей, типологически соответствующих идеям еврокоммунизма. В своей концепции реального гуманизма исходил из работ раннего Маркса. Основные ...

Акудович (Акудовiч) Валентин (Р. в 1950)

белорусский философ-постмодернист, поэт, литера-турный критик. Культовая фигура белорусской ин-теллектуальной жизни второй половины 1990-х. За-меститель главного редактора журнала "Фрагмен-ты". Автор книги "Меня нет. Размышления на руи-нах человека" (Минск, 1998), а также ряда получив-ших известность постмодернистских проектов: "кре-стный отец" литературного объединения "Бум-бам-лит", рецептор поэ ...

Дополнительный поиск Айя Де Ла Торре (Нaya De La Тorre) Виктор Рауль (1895-1979)

Комментарии
Комментариев пока нет

На нашем сайте Вы найдете значение "Айя Де Ла Торре (Нaya De La Тorre) Виктор Рауль (1895-1979)" в словаре Энциклопедия постмодернизма, подробное описание, примеры использования, словосочетания с выражением Айя Де Ла Торре (Нaya De La Тorre) Виктор Рауль (1895-1979), различные варианты толкований, скрытый смысл.

Первая буква "А". Общая длина 84 символа