В нашей базе магии слов: 194 словаря. 2 207 871 слов

Александрия Сербская

24

Александрия Сербская (в русских списках: «Книга, глаголемая Александрия», «Сказание и житие известно великого царя Александра» и др.) – одна из поздних версий греческого романа об Александре Македонском Псевдо-Каллисфена. Возникшая, по всей вероятности, на греческом языке, как и все главные версии этого романа, А. С. не позднее XIV в. была переведена южными славянами. В России появилась в XV в. А. С. была в Древней Руси одним из источников сведений о македонском царе Александре, хотя она не является историческим сочинением. В ней, как и в других версиях Псевдо-Каллисфена, Александр, родившийся от египетского царя Нектанава (а не македонского царя Филиппа, как сообщают древние историки), покоряет всю Вселенную и стремится достичь пределов Земли, доходит до земного рая, но вынужден вернуться из своего путешествия обратно. На этом обратном пути Александр умирает. Потребность в историзме удовлетворяется главным образом тем, что речь идет не о вымышленном герое, а о действительном знаменитом историческом лице, однако внимание обращено не столько на исторический портрет Александра, сколько на его славу, на его избранность, на его необычность. Поэтому история Александра в значительной степени трансформирована здесь в историю о событиях, в которых элементы чудесного и необычайного соединены с назидательными рассуждениями. В отличие от исходного эллинистического романа Псевдо-Каллисфена, А. С. имеет ярко выраженные особенности средневекового произведения, в котором отражен характерный для той эпохи круг интересов и бытующих представлений, связанных, в частности, с эсхатологией. А. Н. Веселовский назвал А. С. «христианской переделкой» псевдокаллисфеновского романа, в которой Александру стал покровительствовать пророк Иеремия, «чудовищные народы и звери обращались в фантасмагорию мытарств, страна блаженных приготовляла видение рая». Первоначально были известны только славянские тексты памятника. Этим объясняется и его название. Позднее нашлись греческие списки той же самой версии романа, которые обычно называют «среднегреческими Александриями»; их сравнительно немного – 8 списков. Веселовский в своем исследовании, посвященном происхождению памятника, под А. С. имел в виду и греческие, и славянские тексты. Точка зрения, согласно которой оригинал А. С. был греческими лишь затем она была переведена на славянский, является, вообще говоря, общепринятой. В славянском тексте имеется много грецизмов, которые ясно свидетельствуют о том, что это перевод. Но соотношение текстов славянских и греческих таково, что нельзя сказать, что славянские являются непосредственным переводом с какого-либо из греческих списков. Некоторые авторы предполагали, что греческие тексты являются переводом со славянского. Первым из них был А. И. Соболевский, который считал, что грецизмы в славянском тексте могли быть поздними вставками, сделанными балканскими славянами, владевшими греческим языком и говорившими по-славянски с грецизмами. По его мнению, славянский текст есть перевод с латинского или какого-то из романских языков, а греческий – перевод со славянского. Слабость этого предположения состоит в том, что до сих пор не обнаружены латинские или романские тексты, близкие к А. С. В наше время сторонники мнения о том, что греческий текст произошел из славянского, считают, что оригинал славянского текста был все-таки греческим (Капальдо называет его рецензией), который до нас не дошел, а сохранившиеся греческие списки являются переводом со славянского. В своем предположении они опираются на несколько мест в греческих текстах, которые рассматриваются как ошибочное прочтение славянского текста переводчиком. Окончательно вопрос о соотношениях между греческими и славянскими текстами памятника не решен, но следует заметить, что сторонники вторичности греческих текстов ограничиваются обращением лишь к нескольким местам, без исследования текстов – и славянских и греческих – целиком; к тому же трактовка ими этих мест не является бесспорной. Древнейший русский список А. С. находится в сборнике Ефросина 1088 (ГПБ, Кир.-Белоз. собр., № 11) и датируется концом XV в. Он является единственным русским списком А. С., дошедшим от XV–XVI вв. А. С. появилась в России вместе с другими южнославянскими оригинальными и переводными, преимущественно с греческого. сочинениями (Стефанит и Ихнилат, «Троянская история» Гвидо де Колумны и др.). Дошедшие до нас русские списки всех этих памятников датируются второй половиной (концом) XV в. Первоначальный русский текст А. С. восходит к сербским спискам. Он не был ни новой редакцией, ни переделкой романа, если под редакцией понимать намеренное последовательно проведенное изменение текста. У него был ряд особенностей, но большей частью это пропуски в тексте, которые так или иначе свойственны всем русским спискам памятника. Многое было непонятно русским писцам, что видно из ошибок и изменений, имеющихся в рукописях. Вся дальнейшая история памятника в России исходит от этого первоначального текста, вторичного влияния со стороны каких-либо других южнославянских списков А. С. впоследствии не было. В конце того же XV в. возник особый вид текста, получивший название Ефросиновского. Если общерусский протограф был близок к южнославянским текстам, то в сборнике Ефросина находится уже несколько измененный текст. Создавший его писец, насколько мог, постарался сделать его осмысленным, понятным, без явных лакун и темных мест; в некоторых случаях он явно ошибочно осмыслил то, что ему, вероятно, было непонятно. Все изменения Ефросиновского вида можно определить в общей форме как «исправление» или «улучшение» текста и одновременное приспособление, освоение чужого литературного памятника. Сам список Ефросина не может считаться оригиналом, от которого произошли все остальные списки этого вида, так как в нем есть пропуски, которых в них нет. Поэтому и Ефросин не мог быть создателем Ефросиновского вида А. С. Поскольку значительная часть списков XVII–XVIII вв. восходит не к тексту Ефросиновского вида, а к лежавшему в его основе оригиналу (общерусскому протографу), то, следовательно, в XV в. в России существовало несколько списков А. С. (восходящих к общему оригиналу). От XVI в. не дошло ни одного русского списка. Самым благоприятным временем для А. С., как и для других сочинений такого рода, стал XVII в., когда появилось множество редакций, сводов и очень вольных переделок А. С. Списков XVII в. много, тексты их очень разнообразны, сильно отличаются друг от друга, что свидетельствует о живом отношении к А. С. в этом веке, когда не только переписывались известные прежде тексты, но и создавались новые переработки А. С. Именно из рукописей XVII в. видна вся история изменений этого памятника в России. Почти половина списков содержит текст Ефросиновского вида; текстов, близких к первоначальному варианту, гораздо меньше. Появилось множество сводных списков, когда один текст А. С. дополняется другим, несколько отличающимся от первого, с удвоениями и повторами. В нескольких рукописях уже сводный текст дополнен рассказами из других сочинений, в частности из сказаний Троянского цикла. В том же XVII в. появились тексты, соединяющие А. С. с разными редакциями Александрии Хронографической, которая и до и после этого существовала как самостоятельное произведение. И, наконец, на основе этих сводных и дополненных текстов А. С., с новым привлечением Хронографической Александрии, возникло необыкновенно обширное сочинение, создатель которого стремился, как кажется, сделать один общий рассказ на основе всех известных ему историй о македонском царе Александре. Почти все, что по-разному рассказывается в Хронографической Александрии и в А. С., здесь соединяется, так что, например, после хронографического рассказа о том, как Нектанав прельстил Олимпиаду, в тексте написано «и паки о том же зачатии» и следует текст из А. С. Кроме того, в XVII в. появились две существенные переработки А. С. В целом сюжет в них сохранился, но каждый отдельный эпизод перерабатывался в совсем новом, ином, чем прежде, стиле. С одной стороны, в них есть большая «реалистичность» в изображении событий, а с другой – усиление сказочности, в частности, в новых эпизодах – с говорящими деревьями на пути Александра к раю, о рождении Антихриста и пр. В этих изменениях и дополнениях видно совсем иное, нехарактерное для XV в., осмысление жизни Александра и его деяний. Во многих эпизодах царь Александр превращается почти что в русского удалого молодца. Списков А. С. от XVIII в. дошло несколько меньше, чем списков XVII в. Но важно отметить, что в этом веке А. С. уже только переписывалась – нет ни одного варианта текста, который бы не был представлен в рукописях XVII в. Три списка относятся к началу XIX в., ими заканчивается история А. С. в России. Значительные изменения произошли с А. С. в южной и западной России. Их изучением до сих пор не занимались специально. Даже из беглого ознакомления с белорусскими и украинскими списками видно, что тексты их весьма отличаются от русских и южнославянских. Помимо собственного развития текста А. С., причиной этому были различные влияния, в частности Historiadeprœliis (латинского перевода одной из ранних рецензий Псевдо-Каллисфена, к которой ближе Хронографическая Александрия, чем А. С.), пришедшей в Россию из Польши. Изд.: Život Aleksandra Velikoga / Izd. V. Jagič. Zagreb, 1871; Приповетка о Александру Великом у староj српскоj књижевности: Критички текст и расправа од Ст. Новаковиħа. Београд, 1878; Александрия / Изд. ОЛДП. СПб., 1880, вып. 1; СПб., 1887, вып. 2; Wesselоfskу A. Die Wunderepisode der mittelgriechischen Alexandreis // AfslPh. Berlin, 1882, Bd 11, S. 327–343; Истрин В. М. История сербской Александрии в русской литературе. Одесса, 1909, вып. 1; Александрия: Роман об Александре Македонском по русской рукописи XV в. / Изд. подг. М. Н. Ботвинник, Я. С. Лурье и О. В. Творогов. М.; Л., 1965; Mitsakis K. Der byzantinische Alexanderroman nach dem Codex Vind. theol. gr. 244. München, 1967 (Miscellanea Byzantina Monacensia, № 7); Berk Сhr. A. van den. Der «serbische» Alexanderroman. München, 1970.


Значения в других словарях
Александр, автор Повести об убиении Михаила Тверского

См. Житие Михаила Ярославича Тверского ...

Александр, дьяк

Александр (кон. XIV в.) – дьяк, автор Хождения в Царьград в 1391–1396 гг. А. приходил «куплею в Царьград», т. е. цель его путешествия была связана с торговлей. В Царьграде он был в те же годы, когда и Игнатий Смольнянин, – при императоре Мануиле II, и оказался свидетелем осады византийской столицы 1390 г. Иоанном Калояном «с турскою помощью». Иных сведений об А.-дьяке, кроме содержавшихся в Хожден ...

Александрия Хронографическая

Александрия Хронографическая – переведенный с греческого не позднее середины XIII в. роман об Александре Македонском. А. встречается лишь в составе хронографических сводов, почему и именуется «хронографической» в отличие от Александрии Сербской, известной в отдельных списках. Прототип греческих «Александрий» византийского времени сложился на основе биографических повествований об Александре (извес ...

Дополнительный поиск Александрия Сербская

Комментарии
Комментариев пока нет

На нашем сайте Вы найдете значение "Александрия Сербская" в словаре Словарь книжников и книжности Древней Руси, подробное описание, примеры использования, словосочетания с выражением Александрия Сербская, различные варианты толкований, скрытый смысл.

Первая буква "А". Общая длина 39 символа