В нашей базе магии слов: 194 словаря. 2 207 871 слов

Внелитературная лексика

72

– это слова и словосочетания, а также их отдельные значения, находящиеся за пределами лит. языка.
К ним относятся диалектизмы, вульгаризмы, жаргонизмы и арготизмы, просторечия и под.
Все эти единицы языка время от времени пополняют его литературную часть как носители экспрессивных, эмоционально-оценочных значений.
Но и находясь за пределами лит. языка, они активно используются создателями текстов, в том числе худож. и публиц. в качестве стилистических средств.
I. Диалектизмы – слова или словосочетания, принадлежащие какому-либо диалекту и употребляемые в лит. языке со стилистическими целями: создания местного колорита, речевой характеристики персонажей и под. Напр.: Все вечера, а то и ночи сидят (ребята) у огончиков, говоря по-местному, да пекут опалихи, то есть картошку (Ф. Абрамов).
Умело введенные диалектизмы являются сильным средством речевой экспрессии.
Злоупотребление диалектными словами и оборотами приводит к засорению языка и затемнению смысла текста. Поэтому при использовании диалектизмов, особенно в публиц. тексте, следует проявлять большую осторожность.
II. Просторечная лексика – слова, выражения, формы словообразования и словоизменения, не входящие в литературный язык, характеризующиеся оттенком упрощения, сниженности, грубоватости, часто используемые в лит. произведениях и разг. речи как экспрессивные элементы. Напр.: башка, дохлятина, нахрапистый, давеча, завсегда, отродясь, напополам, инженерá, шоферá, мóлодежь, средствá, хозяевá, транвай, колидор, чулков, носок, туфлей.
Просторечие как разновидность национального языка находится как бы между лит. языком и диалектом. Чаще к просторечию относят ненормированную речь городских низов, на которую оказывают большое влияние, с одной стороны, диалекты, с другой – жаргоны. В этом случае говорят о городском просторечии: Как я есть приехадши из города, так нельзя ли собрание собрать? (М. Зощенко).
III. Вульгаризмы. Разновидностью просторечной лексики являются вульгаризмы, бранные слова, фамильярная лексика. Вульгаризмы (от лат. vulgaris – простой, обыкновенный) – грубые просторечные слова и выражения, встречающиеся в живой разговорной речи, текстах СМИ, литературе, публицистике и т.д.
Напр.:
Нами
лирика
в штыки
неоднократно атакована,
Ищем речи
точной
и нагой.
Но поэзия –
пресволочнейшая штуковина,
Существует –
и ни в зуб ногой.
(В. Маяковский)
К любым
чертям с матерями
катись
Любая бумажка…
(В. Маяковский)
Вульгаризмы очень близки к жаргонизмам (см.) прежде всего своей резкой оценочностью, экспрессивностью. Как правило, это стилистически сниженные синонимы слов и выражений лит. языка. Ср.: лицо – харя, морда, рожа, рыло; кушать – жрать, лопать, трескать; плохой человек – сволочь, скотина, гад, подлец и т.д.
Яркая экспрессивность и оценочность В. приводят к их широкому употреблению в текстах разных стилей речи для выражения разнообразных эмоций – от восхищения до негодования. Напр.: Хмурое мурло мещанина высовывается во все щели. И все, что это мурло заглатывает, оно заглатывает, не нарушая ни одного пунктика кодекса (Л. Лиходеев); Вы должны научиться "жрать" знания. Я всегда в таких случаях вспоминаю Шаляпина. Как-то на вечеринке сидел я с Мамонтовым, и мы издали наблюдали молодого Шаляпина, находившегося в кругу больших мастеров. Там были Репин, Серов и др. Он слушал их с жадностью, стараясь не проронить ни единого слова. Мамонтов толкнул меня и сказал: "Смотри, Костя, как он жрет знания" (К. Станиславский).
В худож. текстах В. используются, как правило, в речи персонажей как характерологическое средство. Напр.: А вчерась мне была выволочка. Хозяин выволок меня за волосы на двор и отчесал шпандырем за то, что я качал ихнего ребятенка в люльке и по нечаянности заснул. А на неделе хозяйка велела мне почистить селедку и ейной мордой начала меня в харю тыкать. <…> А еды нету никакой. Утром дают хлеба, в обед каши и к вечеру тоже хлеба, а чтоб чаю или щей, то хозяева сами трескают (А. Чехов).
В. используются и как элементы языковой игры (см.), для выражения иронии (см.)., сарказма (см.) и тому под. Напр.: Дураково дело не богато; Тише едешь – шире морда; Для меня праздник – что для лошади свадьба: морда в цветах, а зад в мыле; В своем кругу даже круглый дурак на месте;
"Скажи, что нового". – Ни слова.
"Не знаешь ли, где, как и кто?"
– О братец, отвяжись – я знаю только то,
Что ты дурак… но это уж не ново.
(А. Пушкин)
В этом мире неверном не будь дураком:
Полагаться не вздумай на тех, кто кругом,
Трезвым оком взгляни на ближайшего друга –
Друг, возможно, окажется злейшим врагом.
(Омар Хайям)
Употребление В. вне стилистических целей является нарушением речевого этикета, норм лит. языка и показателем низкой общей культуры говорящего.
IV. Жаргонизмы (от франц. jargon) – слова и обороты, входящие в состав какого-либо жаргона и при этом широко используемые за его пределами, в общей речи. Напр.: фэн (поклонник), шнурки (родители), путана (проститутка), видак (видеомагнитофон) и т.д.
Ж., теряя связь с источником (жаргоном), переходят в общенародный язык и воспринимаются как разговорные или просторечные слова: наезжать (преследовать), клёвый (хороший), кемарить (дремать) и т.д.
Ж. всегда экспрессивны или оценочны: "в жаргонном слове содержится значение не только литературного эквивалента, но и еще нечто – социальный довесок, поэтому у жаргонизмов более богатая семантика <…>, чем у их обыкновенных, а потому и пустых в известном отношении, эквивалентов "нормального языка" (Е.Д. Поливанов).
Как правило, Ж. являются стилистическими дублетами литературных слов, т.е. их синонимами (см.).
Источниками Ж. являются: заимствования из других языков (чувак – из цыганск., атас – из франц., мани – из англ.); переосмысление слов литературного языка (рвать когти, делать ногибыстро убегать); новообразования (междусобойчикдружеское неофициальное общение); усечение (преподпреподаватель, физичка, химичка, математичка и под.), аббревиация (комоккоммерческий ларек), суффиксация, конверсия, метонимия и многие другие способы.
Ж., как правило, делают речь вульгарной, блатной, грубой.
V. Арготизмы (от франц. аrgot – жаргон) – слова и обороты, входящие в состав какого-либо арго (условная речь относительно замкнутой социальной группы или сообщества, нередко с элементами "тайности": театральное, спортивное, воровское, картежное, армейское и др. виды арго) и при этом широко используемые в общей речи.
Как правило, арготизмы теряют связь с корпоративным источником (арго) и первоначальной средой обитания, но сохраняют яркую экспрессивную окраску: тусовка (встреча, вечеринка "своих"); на халяву (даром); стоять на стрёме (следить), шмотки (вещи) и др.
Основной группой арготизмов являются общенародные слова с особым специфическим значением: загорать (простаивать); хвост (несданный экзамен); в натуре (правильно) и др.
Многие из арготизмов, потерявших связь с арго, воспринимаются как разговорные или просторечные слова: смыться (уйти); тарахтеть (говорить без толку); втирать очки (лгать); липовый (фальшивый) и др.
В худож. или публиц. тексте арготизмы используются как стилистическое средство, прежде всего для речевой характеристики персонажей, реалистического изображения соответствующей описываемой обстановки, быта.
М.М. Бахтин в работе "Слово в романе" (1934–1935) писал: "Роман – это художественно организованное социальное разноречие, иногда разноязычие, и индивидуальная разноголосица. Внутренняя расслоенность единого национального языка на социальные диалекты, групповые манеры, профессиональные жаргоны, жанровые языки, языки поколений и возрастов, языки направлений, языки авторитетов, языки кружков и мимолетных мод, языки социально-политических дней и даже часов (у каждого дня свой лозунг, свой словарь, свои акценты), – эта внутренняя расслоенность каждого языка в каждый момент его исторического существования – необходимая предпосылка романного жанра".
Вне этих функций арготизмы засоряют речь говорящих, делают ее вульгарной, блатной и т.п.
В последние десятилетия, как отмечают исследователи, в литературу и общенародный язык "мощным потоком хлынула <…> арго-тюремная лексика. Некогда зашифрованный язык блатных – феня, созданный для общения воровской касты, теряет свою функцию тайноречия и становится общедоступным: баксы (доллары), лимон (миллион), кайф (наслаждение, удовольствие) и многие другие слова вытесняют свои книжные варианты" (О.А. Клинг).
Лит.: Шанский Н.М. Лексикология современного русского языка. – М., 1972; Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. – М., 1975; Шмелев Д.Н. Современный русский язык. Лексика. – М., 1977; Калинин А.В. Лексика русского языка. – М., 1978; Лихачев Д.С. Черты первобытного примитивизма воровской речи // Словарь тюремно-лагерно-блатного жаргона (речевой и графический портрет советской тюрьмы). – М., 1992; Елистратов В.С. Словарь московского арго. – М., 1994; Скворцов Л.И. Арго // Русский язык: Энциклопедия. – М., 1997; Шахнарович А.М. Арго // Языкознание: Большой энциклопедический словарь. – М., 1998; Клинг О.А. Словарь поэтический // Введение в литературоведение. – М., 1999; Томашевский Б.В. Теория литературы. Поэтика. – М., 2001.


Значения в других словарях
Архаизмы

(от греч. archaios – древний) – устаревшие слова (см.), значения слов, словосочетания и другие единицы языка, вытесненные по каким-либо причинам из активного употребления синонимичными единицами: выя – шея, рыбарь – рыбак, позор – зрелище, адамант – алмаз, бриллиант и т.д. Термин А. датируется 1751 годом ("Словарь русского языка века"). Точного определения этого термина до сих пор не дано. Одни ли ...

Взаимоотношение стилистики и смежных дисциплин

Во второй половине ХХ в. намечается смена парадигмы гуманитарных наук (Т. Кун) – процесс, пик которого в разных отраслях относится к 60-м и 70–80-м гг. В русской и чехословацкой (Пражский лингвистический кружок) традиции начало его связано с идеями И.А. Бодуэна де Куртенэ, Л.С. Выготского, Л.В. Щербы, а также С.И. Карцевского, Н.С. Трубецкого и других ученых, обратившихся к проблемам речевой деяте ...

Высокий стиль

(штиль, слог) первоначально представлял собою стилевое единство темы, содержания, жанра и определенных языковых средств – с окраской приподнятости, торжественности (с широким использованием славянизмов, книжной лексики, образов античной мифологии, "пышной" метафоричности). Был представлен жанрами оды, героической поэмы, трагедии. Отличался возвышенным, риторическим, торжественным тоном выражения, ...

Дополнительный поиск Внелитературная лексика

Кударь, Петр Сергеевич / Да будет стыдно тому, кто об этом дурно думает / Ай, Моська! знать она сильна, Что лает на слона / Сесть на шею / Мимо яблоньки яблочко не падает. / Где цветок, там и медок. / Молодец! Возьми с полки пирожок с гвоздями (с котятами) / Без четырех углов изба не рубится. / Пень не околица, глупая речь не пословица. / Сам смекай, где берег, где край! / Ехал прямо, да попал в яму. / Криво дерево, да яблоки сладки. / Фитуни, Леонид Леонидович / Да был ли мальчик-то? / Сибагатуллин, Айрат Миннемуллович / Мелко плавать - дно задевать. / Всякая лиса свой хвост хвалит. / Четыре четырки, две растопырки, седьмой вертун. / Трансцендентное И Трансцендентальное / Уме недозрелый, плод недолгой науки! / Свой своему поневоле брат / Худое - охапками, хорошее щепотью. / Обворожить / В чужом хлеву овец не считают. / Цервиковагинит(Воспалительные болезни шейки матки) /
Комментарии
Комментариев пока нет

На нашем сайте Вы найдете значение "Внелитературная лексика" в словаре Стилистический энциклопедический словарь русского языка, подробное описание, примеры использования, словосочетания с выражением Внелитературная лексика, различные варианты толкований, скрытый смысл.

Первая буква "В". Общая длина 45 символа