В нашей базе магии слов: 194 словаря. 2 207 871 слов

Автор

24

парадигмальная фигура отнесения ре-зультатов той или иной (прежде всего творческой) дея-тельности с определенным (индивидуальным или кол-лективным) субъектом как агентом этой деятельности (греч. autos - сам); характерна для культурных тради- ций определенного типа, а именно: с выраженной до-минантой ориентации на инновации (лат. augere - рас-ти, приумножаться). Максимальное свое проявление обретает в культурах западного образца - начиная с античности, - в силу акцентирования в ней субъект-ной составляющей деятельности в целом и фокусиров-ки внимания на активности целеполагающего субъекта в частности. На уровне мышления повседневности это проявляется в практикуемой обыденным языком фор-муле так называемого "примысленного субъекта" в грамматических конструкциях, передающих ситуацию безличного процесса [в диапазоне от древнегреческого "Зевс дождит" - до современного английского "it is raining", - в отличие от семантически изоморфных, но структурно принципиально иных "дождит" (русск.), "хмарыцца" (бел.), "ploae" (молд.) и т.п.]. На уровне концептуальных культурных образований данная уста-новка проявляется в особом типе структурирования фи-лософских моделей мироздания, предполагающих фик-сацию изначального субъекта - инициатора и устрои-теля космогенеза, трактуемого в данном случае в каче-стве целенаправленного процесса деятельности данно-го субъекта, - даже при условии очевидной эволюцио-нистской ориентации концепций: от известной критики Платона в адрес Анаксагора по поводу недостаточной амортизации введенного им концепта "нус" - до парадигмальных установок деизма. Дифференцируясь в раз-личных исторических типах культур, А. может обретать статус субъекта присвоения определенного продукта (феномен авторского права) или объекта инкриминирования определенной (сопряженной с последствиями функционирования этого продукта в социальном кон-тексте) вины: ср. двойную семантику англ. author - как "творец" и как "виновник". В традициях, опирающихся на мощную социальную мифологию (от христианизи-рованной средневековой Европы до тоталитарных ре-жимов 20 в.), фигура А. обретает особый статус, высту-пая гарантом концептуальной и социальной адаптивно-сти идеи. В качестве философской - проблема А. кон-ституируется уже в поздней античности (в неоплато-низме) - как проблема идентификации письменных текстов: прежде всего, гомеровских и текстов Платона. Значительное развитие получает в рамках христиан-ской экзегетики, где разрабатывается каноническая си-стема правил авторской идентификации текста, осно-ванная на таких критериях, как: качественное (в оце-ночном смысле) и стилевое соответствие идентифици-руемого текста с уже идентифицированными текстами определенного А.; доктринальное непротиворечие это-го текста общей концепции А., которому приписывает-ся данный текст; темпоральное совпадение возможно-го хронологического отрезка написания данного текста, определяемого как содержательно (по упоминаемым в тексте реалиям), так и формально (по показателям языкового характера), с периодом жизни субъекта адре-сации данного текста (Иероним). В рамках герменевти-ческой традиции А. обретает статус ключевой семанти-ческой фигуры в процессе интерпретации текста: пони-мание последнего полагается возможным именно (и лишь) посредством реконструирования исходного ав-торского замысла, т.е. воспроизведения в индивидуаль-ном опыте интерпретатора фундирующих этот замысел фигур личностно-психологического и социокультурно-го опыта А., а также сопряженных с ним смыслов. В хо-де разворачивания традиции философской герменевти-ки данная установка эволюционирует - в режиме crescendo - от выделения специального "психологиче-ского аспекта интерпретации" в концепции Дильтея - до обоснования "биографического анализа" как тоталь-но исчерпывающей методологии интерпретации у Г.Миша. Философская традиция аналитики текстовых практик (рассказов) эксплицитно фиксирует особый статус А. как средоточия смысла и, что было оценено в качестве фактора первостепенной важности, носителя знания о предстоящем финале истории (см. Нарратив). По последнему критерию А. радикально отличается от другого выделяемого в контексте нарратива субъекта - его "героя", который, находясь в центре событий, тем не менее, лишен знания тенденции их развития и пред-ставлений о перспективах ее завершения (Бахтин о вы-раженном в приеме непрямой речи различии А. и пер-сонажа в случае ведения повествования от первого ли-ца; Аренд о фигуре хора в греческой трагедии как вы-ражающего позицию А. как содержательно объективи-рованную, - в отличие от позиций персонажей как вы-ражающих субъективную идентификацию; Ингарден о деятельности историка как авторского "внесения фабу-лы" в историческое повествование; Ф.Кермоуд о фун-даментальном для наррации "смысле завершения" и т.п. - ср. с платоновским сравнением не видящего конца своего пути человека с марионеткой в руках все-видящих богов, играющих с ним и по своему усмотре-нию моделирующих финал игры). Сопряжение с фигу-рой А. такой функции, как предвидение финала, прояв-ляется в различных областях европейской культуры - как в очевидно телеологически артикулированных (христианская идея Провидения), так и предельно да-леких от телеологии (например, идея А.Смита о "не-видимой руке", ведущей меновой рынок к определен-ному состоянию). В философии постмодернизма по-нятие "А." переосмыслено в плане смещения акцента с индивидуально-личностных и социально-психологи-ческих аспектов его содержания - на аспекты дискур-сивно-текстологические. В границах такого подхода имя А. обретает совершенно особый статус: при сохра-нении всех параметров индивидуализации (ибо имя А. сохраняет все характеристики имени собственного), имя А., тем не менее, не совпадает ни с дескрипцией, ни с десигнацией (ибо сопрягает имя собственное не столько с персоной, сколько с адресуемым этой персо-не текстовым массивом, помещая в фокус внимания не биографию индивида, а способ бытия текстов). Более того, А., с этой точки зрения, отнюдь не тождественен субъекту, написавшему или даже непосредственно под-писавшему тот или иной текст, т.е. фигура А. может быть атрибутирована далеко не любому тексту (напри-мер, деловой контракт, товарный реестр или запись о на-значенной встрече) и - более того - не любому произ-ведению (ибо само понятие произведения подвергается в постмодернизме не только проблематизации, связан-ной со сложностью определения и выделения произве-дения как такового в массиве текстового наследия того или иного А., но и радикальной критике - см. Конст-рукция). В данном контексте фигура А. мыслится пост-модернизмом как не фиксируемая в спонтанной атрибу-ции текстов некоему создавшему их субъекту, но требующая для своего конституирования особой проце-дуры (экзегетической по своей природе и компаратив-ной по своим механизмам), предполагающей анализ текстов в качестве своего рода дискурсивных практик. А., таким образом, понимается "не как говорящий инди-вид, который произнес или написал текст, но как прин-цип группировки дискурсов, как единство и источник их значений, как центр их связности" (Фуко). Или, иначе, "автор - это принцип некоторого единства письма", и фигура А. "характерна для способа существования, об-ращения и функционирования дискурсов внутри того или иного общества" (Фуко). Центральными функци-ями А., понятого подобным образом, выступают для постмодернизма: 1) классификация (разграниче-ния и группировки) текстов, 2) установление отноше-ний (соотношений) между текстовыми массивами, 3) выявление посредством этого определенных способов бытия дискурса. (По оценке Фуко, "Гермеса Трисмегиста не существовало, Гиппократа тоже - в том смысле, в котором можно было бы сказать о Бальзаке, что он су-ществовал, но то, что ряд текстов поставлен под одно имя, означает, что между ними устанавливаемо отноше-ние гомогенности или преемственности, устанавливае-ма аутентичность одних текстов через другие, или отно-шение взаимного разъяснения, или сопутствующего употребления".) Постмодернизм выделяет А. двух типов, дифференцируя А., погруженного в определенную дискурсив-ную традицию, с одной стороны, и А., находящегося в так называемой "транс-дискурсивной позиции", - с дру-гой. Последний характеризуется тем, что не только выступает создателем своих текстов, но и инспирирует возникновение текстов других А., т.е. является зачинате-лем определенного (нового по отношению к наличным) типа дискурсивности. Фуко называет такого А. - istraurateur (учредитель, установитель) - в отличие от fondateur (основателя), т.е. основоположника традиции дис-циплинарного знания, предполагающей - на всем про-тяжении своего развития - сохранение доктринальной идентичности. Istraurateur же не только создает своим творчеством возможность и парадигмальные правила образования других текстов строго в границах конституируе-мого типа дискурса, но и открывает простор для формирова-ния текстов принципиально иных, отличных от произве-денных им и могущих входить с последними в концеп-туальные противоречия, но, однако, сохраняющих ре-левантность по отношению к исходному типу дискурса. В качестве примера А. подобного типа Фуко называет Фрейда и Маркса, ибо, по его оценке, в рамках традиций как психоанализа, так и марксизма имеет место не про-сто игра по сформулированным их основоположниками правилам, но "игра истины" в полном смысле этого сло-ва, предполагающая - при радикальной трансформа-ции исходных содержательных оснований - регу-лярное "переоткрытие А.", "возврат" к его дискур-су, осуществляющийся "в своего рода загадочной стыковке произведений и А." (Фуко). Наряду с подоб-ным переосмыслением, фигура А. в контексте филосо-фии постмодернизма подвергается также радикальной критике. В рамках парадигмальных установок постмо-дернизма фигура А. воспринимается сугубо негативно, а именно: как референт внетекстового (онтологически заданного) источника смысла и содержания письма, как парафраз фигуры Отца в его классической психоана-литической артикуляции (см. Анти-Эдип), как символ и персонификация авторитета, предполагающего наличие избранного дискурса легитимации и не допускающего варьирования метанаррации, а также как средоточие и метка власти в ее как метафизическом, так и непосред-ственно социально-политическом понимании. - Таким образом фигура А. фактически оказывается символом именно тех парадигмальных установок философской классики и модернизма, которые выступают для фило-софии эпохи постмодерна предметом элиминирующей критики, что находит свое разрешение в артикулируе-мой постмодернизмом концепции "смерти А." (см. так-же Смерть субъекта). М.А. Можейко


Значения в других словарях
Автоматический Анализ Дискурса

методология исследования дискурсивных феноменов, предложенная Пеше на основании моделирования ме-ханизмов социокультурной детерминации дискурсив-ных практик. Согласно Пеше, лингвистический и идео-логический анализ дискурса должны быть жестко дис-танцированы друг от друга, что не только не ограничи-вает лингвистическую аналитику текстовых сред, но, напротив, приводит, по мнению Пеше, "к плодотворно ...

Автономия (Греч. Autos = Собственный и Nomos = Закон)

понятие философии истории, соци-альной философии и социологии, фиксирующее в сво-ем содержании феномен дистанцирования личности от социального контекста. Выделяя этапы исторического становления А. как социального феномена, можно за-фиксировать: 1) исходное выделение человека из при-роды (А. социума или нулевой цикл формирования А.) и индивида из рода (индивидуальная А. или собственно А.); 2) форми ...

Агости (Аgosti) Эктор Пабло (1911-1984)

аргентинский философ-модернист марксистской (по сути - неомарксистской) ориентации, публицист, об-щественный деятель. Активно занимался проблемами языка. Ученик Понсе. В марксистской ориентации бли-же всего к концепции Грамши, в последние годы жизни высказал ряд идей, типологически соответствующих идеям еврокоммунизма. В своей концепции реального гуманизма исходил из работ раннего Маркса. Основные ...

Дополнительный поиск Автор

Кударь, Петр Сергеевич / Да будет стыдно тому, кто об этом дурно думает / Ай, Моська! знать она сильна, Что лает на слона / Сесть на шею / Мимо яблоньки яблочко не падает. / Молодец! Возьми с полки пирожок с гвоздями (с котятами) / Где цветок, там и медок. / Без четырех углов изба не рубится. / Пень не околица, глупая речь не пословица. / Сам смекай, где берег, где край! / Ехал прямо, да попал в яму. / Криво дерево, да яблоки сладки. / Фитуни, Леонид Леонидович / Сибагатуллин, Айрат Миннемуллович / Да был ли мальчик-то? / Мелко плавать - дно задевать. / Всякая лиса свой хвост хвалит. / Четыре четырки, две растопырки, седьмой вертун. / Трансцендентное И Трансцендентальное / Уме недозрелый, плод недолгой науки! / Свой своему поневоле брат / Худое - охапками, хорошее щепотью. / Обворожить / В чужом хлеву овец не считают. / Цервиковагинит(Воспалительные болезни шейки матки) /
Комментарии
Комментариев пока нет

На нашем сайте Вы найдете значение "Автор" в словаре Энциклопедия постмодернизма, подробное описание, примеры использования, словосочетания с выражением Автор, различные варианты толкований, скрытый смысл.

Первая буква "А". Общая длина 10 символа